Категории раздела

Мои статьи [1]
Термины и толкования [6]
Термины и толкования
Рецензии на альбомы [7]
Рецензии на альбомы
Рецензии на концерты [10]
Рецензии на концерты
Польский\Русский [3]
Польский язык в Пикнике

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Четверг, 21.09.2017, 22:36
    Приветствую Вас Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Новая Новая Азбука

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Рецензии на концерты

    Пикник в Театре Эстрады 10.10.2010
    «Театр Абсурда» Эдмунда Шклярского в Театре Эстрады
    Часть I. Присказка
    Когда долго ждешь какого-то события, то можно перегореть. К счастью со мной этого не случилось. Даже нереальная жара, которая расстроила все мои планы на будущее и свалила с ног, не смогла помешать мне надеяться на что-то светлое.
    2010 год стал каким-то богатым событиями в истории Пикника: выпуск альбома Театр Абсурда, начало нового тура по стране, юбилей Эдмунда Шклярского и, конечно же, такой незабываемый концерт в Театре Эстрады с новой программой «Театр Абсурда». Казалось бы, игра слов-Театр Абсурда в Театре Эстрады, но понимаешь, что на самом деле по жизни все так и происходит. К такому мероприятию готовишься задолго и заранее. Подбираешь наряд, продумываешь все до мелочей. Конечно рок-концерт не посещение Большого театра, где одни могут послушать, а другие, как говорили Биттлз, «погреметь бриллиантами», но если это концерт в престижном заведении (все же театр и все же напротив Кремля, т. е. в центре столицы), то хочется тоже не ударить в грязь лицом, а потому…
    Это присказка, а сказка будет дальше.

    Часть II. Сказка
    В некотором царстве, в тридевятом государстве…
    Как правило, все театры начинаются с вешалки. Нет. Не в смысле, что такая обстановка, хоть вешайся, а то, что называется гардеробом, где замечательные тётеньки-сотрудницы снуют, развешивая верхнюю одежду, раздавая номерки и предлагая бинокли. Театр Абсурда в Театре Эстрады начался уже в гардеробе, где одна почтенная дама перепутала меня со своей спутницей. Это заставило задуматься: неужели весь мой вечерний туалет выбран неправильно и я так немолодо выгляжу? Но огромное зеркало, как в одной песне Майка Науменко, приняло меня такой, как я есть, т. е. вполне молодой и красивой.
    Поскольку явление в Театр Эстрады совершилось незадолго до начала действа, то, подумав, чего же тянуть, я решила направиться в зал. Тем более к тому времени раздался уже 2 звонок.
    Там, в зале было уютно. Меня очень порадовала встреча с некоторыми давними знакомыми, по ушедшему в небытие форуму, с кем я с удовольствием пообщалась.
    Концерт все не начинался. Пока одни зрители хлопали, свистели и ухали, вызывая Пикник на сцену, другие зрители все проходили и рассаживались по местам. Что ж. Эдмунд Мечиславович прав, пока не будет порядка в зале выходить бессмысленно. А 15-минутное опоздание стало уже фирменной особенностью группы. Не обращая внимания на аплодисменты, на сцену вместо Пикника «выплыл» Антон Городецкий… простите, Виктор Домбровский. Серый цвет сцены сливался с его мышино-серой курткой. Что бы быть еще не заметнее звукореж группы Пикник на голову капюшон натянул, чем стал еще сильнее похож на Иного из Ночного Дозора. Он светил вокруг себя фонариком на лбу, видимо выискивая происки Темных Иных в виде неполадок с аппаратурой, но ничего не нашел и довольный удалился.
    Я задумчиво разглядывала сцену, вернее декорации. Во-первых, это были баннеры в виде иероглифов из какой-то светоотражающей ткани. В зависимости от падающего света иероглифы становились то фиолетовые, то синие, то желтые, то красные или зеленые. Во-вторых, рука, держащая маску (символ театра и лицедейства вообще). У меня давно в отношении этого элемента дизайна создалось впечатление, что рисовали лицо с одной моей очень хорошей подруги. Очень похоже. Такая же нежность, доброта и фотогеничность, такой же задумчивый, открытый и осмысленный взгляд…
    В-третьих, сидящая циклопических размеров кукла с одним глазом во лбу. (Интересно, уж не Домбровский ли Шклярского на художественную идею навел?)
    Я уже знала, что кукла эта должна двигаться. Мне было интересно, как же это произойдет.
    В-четвертых, новый экран, на котором тои дело мелькали какие-то неясные тени и цифры.
    Но вот свет погас и разглядывание элементов сцены было завершено. Зазвучала композиция «Начало игры». К барабанной установке, на сцену, освещенную фиолетовым, в белом густом дыму, очень тихо пробрался Леонид Кирнос. Правда, стать незамеченным ему не удалось. Заметили. Зааплодировали.
    Дальше появился Марат Корчемный, Эдмунд Мечиславович и Станислав Шклярские.
    Концерт начался с песни Карлик Нос. К сожалению, не знаю, запланировано ли это было или просто случайность, но песню сыграли в ужатом варианте, так как Эдмундом Шклярским был спето 1,5-а куплета. С другой стороны даже это не испортило впечатление. Будто так и надо. На экране появилась графическая надпись из двух начальных букв имени персонажа сказки КН, обыгранная виде горбуна с длинным носом.
    Вторая песня, не игравшаяся очень давно – «Настоящие дни», в которой мощно прозвучал синтезатор. Какой же все-таки талантливый сын у Эдмунда Мечиславовича! Очень хороший мальчик! В дальнейшем ходе выступления было видно, что клавишные вовсе не фонограмма, звучат вживую, громко и правильно.
    Третьим номером была «Не в опере Венской».
    Как же проникновенно звучал голос Шклярского в этой песне. Необычность тембра, помноженная на умение владеть голосом – это просто потрясающе! Эдмунд Мечиславович опять поразил всех зрителей вокальным мастерством.
    На экране в это время показывали сначала неясный контур на сцене, принадлежащий то ли Мадам Баттерфляй, то ли даме в шляпке с перьями. И этот контур за время песни выплывал неоднократно. Мне это напомнило графическую загадку, ходящую в сети: «Кого вы видите - молодую или старую женщину?» Потом показали маленького толстенького дирижера во фраке, размахивающего палочкой и похожего со спины на тараканчика. А ближе к концу на экране появилась инстоляция в виде стройного ряда красоток кабаре, танцующих кан-кан.
    Была и «Кукла с человеческим лицом». Началось все довольно странно. На сцену вышел Дракула, вынес манекен, как две капли воды схожий с гигантом, сидящим на сцене, поставил и ушел.
    Манекен стоял ровно до середины песни, потом начал двигаться так, как полагается оживленным манекенам. При этом сидящая кукла повторяла некоторые движения стоящей, а экран показывал уже компьютерный образ двигающегося манекена. Конечно же, было ясно, что стоящий на сцене - не механизм, а актер (ка), хотя я поначалу «купилась» на «обман зрения». Все сразу было настолько интересно, что хотелось смотреть на все сразу, но, увы, получалось только наблюдать что-то одно.
    После песни опять вышел вампир и унес манекен за кулисы. забегая немного вперед, скажу, что я совершенно не ожидала в конце первого отделения концерта полного выпрямления во весь свой рост сидящей куклы.
    Египтянин прошел «на ура» с полюбившимся всем Новоегипетским инструментом.
    Так же играли «Королевство Кривых», «У шамана 3 руки», «Романс», «Театр Абсурда». Особо надо отметить сценические костюмы и элемент переодевания. В начале концерта Эдмунд Шклярский вышел в куртке стиля «милитари», похожей на казачью униформу 1-ой Мировой, а вместо Георгиевского Креста повесил иероглиф.
    Эх! Шашку бы да на коня!
    Далее по ходу проигрыша одной из песен, он и Марат, оставив Кирноса и Стаса, отошли за кулисы, а вышли уже в другой одежде. Шклярский в кирпично-красной рубашке, Марат в белой спортивной куртке вместо серой рубахи. Непонятно каким образом, но и Стас переоделся в светлое. Чудо да и только!
    Шаман, вышедший танцевать на сцену тоже был новый. Почему-то на этой композиции некий человек, бывший явно не «в адеквате» решил поплясать перед сценой так, как это обычно делает брад Васильев (из-за гастролей его на концерте заменили другие актеры). Получилось коряво. Танцора «ушли» из зала. Но эта выходка позабавила впереди сидящих.
    Кроме известных рукотворных и фабричных инструментов в первом отделении были использованы Эдмундом Шклярским и две металлические палочки, которыми он от души постучал на одной из композиций.
    Марат в первом отделении что-то не особо веселился, даже «набегов» на край сцены не делал, как это бывало раньше, но в зале и так царило веселье и атмосфера всеобщего праздника. Что-то новое было в Корчемном. Какая-то непонятная перемена. Приглядевшись, я поняла, что Марат… отпустил усы!
    В перерыве на сцену опять выбрался Домбровский искать вампиров, но так, к счастью, и не обнаружил.
    Второе отделение по традиции было менее задумчивым и более динамичным. Началось второе отделение с песни «Фетиш». Пикники вернулись в своих прежних костюмах. Вампир, искомый Иным Домбровским, обнаружился в конце первой композиции, ведя за собой Девушку-Арфу. Эта девушка, затянутая в черное, несла на голове арфу вместо короны, на которой и поиграл лидер группы. Звук был схож со звуком электрогитары, низкий, глубокий и томный, как звук вздохов в ночь любви. К сожалению Живой Виолончели не предвиделось. Однако появление такого нового «инструмента» на сцене было поистине чем-то непередаваемо-сказочным, впрочем, как и многие персонажи и инструменты, задействованные во всех шоу группы. И опять вокальный рекорд. Уму не постижимо, как он умудряется очень точно взять самую высокую ноту после самой низкой? Браво, Эдмунд Мечиславович!
    Играли «Из мышеловки», «Урим Туммим», «Фиолетово-черный», «Серебра», «Праздник», «Говорит и показывает».
    Если говорить об отдельных композициях, то песня «Урим Туммим», которая внесла замешательство в мой разум и не понравилась из-за чересчур острой восточности, в живом исполнении слушалась весьма свежо и по-новому. Эдмунд Мечиславович и Марат вышли к краю сцены. Марат подыгрывал Шклярскому на бубне, как всегда, веселясь и размахивая руками, а затем бросил его на пол и схватился за бас-гитару. Выяснилось, что я упустила из виду Кирноса, трясущего таким же бубном и продолжающим это делать, когда песня перешла в «электрообработку».
    Далее между песнями вышел вампир и вывез на скейтборде черный куб. Участники группы покинули сцену, Домбровский включил просто музыку, типа Интро. Вдруг из черного куба выросли руки. Потом ноги. Потом куб встал, и из него вылезла голова. И вся эта странная, черная, как смоль, фигурная конструкция начала неуклюже перемещаться по сцене. Те, кто смотрел японский мультфильм «Унесенные призраками», наверняка помнят персонажа по имени Безликий. Во всяком случае, было очень похоже. Затем под «Говорит и показывает» Черный Куб «уполз» за кулисы, увозя за собой скейтборд.
    Песня «Серебра» не обошлась без Кукольника, Квазимодо и Гиперболоида.
    Перед Финальной песней основного выступления Шклярский вдруг устроил попурри из песен группы Пикник разных лет. Туда попали «Шарманка», «Итальянец», «Я не видим», «Недобитый романтик», «Ночь». Думаю, что в этот незабываемый осенний теплый и спокойный день, когда на голубом небе не было ни облака, Шклярский пребывал в хорошем расположении духа, так как очень мощно сегодня звучала его гитара, и необыкновенно красиво и глубоко звучал его голос. Так бывает не всегда. Только когда душа поет. А душа-то, наверное, пела.
    На «Празднике» вышли Белый Клоун и Арлекин. Пока Арлекин раздавал солнечно оранжевые апельсины, Белый Клоун пустил в зрительный зал большой зеленый шар. Публика расшевелилась еще больше. Но вот и «Праздник» кончился, но никто не собирался расходиться. Все знали, что Эдмунд Мечиславович никого без «сладкого десерта» не отпустит. И «десерт» был в виде «Немного огня» и умиротворяющей «На краю земли». Отгремел финальный аккорд. Группа Пикник вышла на поклоны. Было жаль, что в этом бесконечно суетливом мире мы видимся не так часто, как хотелось бы. Но все когда-то кончается. Вот и спектакль Театра Абсурда с бессменным руководителем Эдмундом Шклярским в Театре Эстрады закончился. «Все мы гости в этом мире. Пора домой». Все разошлись, что бы когда-нибудь еще собраться вместе на празднике по имени Пикник. Сказка кончилась.
    Было поздно и темно. Я шла к станции метро через Боровицкий мост, дышала ночным осенним воздухом и любовалась необычным оттенком ночного неба и рубиновыми звездами кремля. И вдруг подумала: «А все-таки жаль, что нельзя брать с собой фотокамеру».

    Часть III. P. S.
    Конечно, не обошлось и без огорчений. При такой, казалось бы, широкой и глубокой бочке меда всегда найдется и маленькая, но ложка дегтя.
    Я не говорю о том, что концерта было мало. Было более чем достаточно. Но речь пойдет сейчас как раз о чувстве меры. Самым неприятным для меня, тех, кто сидел на моем ряду, и сзади нас через ряд был человек-паровозогудок (как окрестила его девушка с-соседнего-кресла). Этот молодой человек издавал оглушающие звуки, похожие на крик гориллы, помноженный на гудок скорого поезда, порой перекрывающие маэстро и не дающие нормально слушать музыку рядом сидящим людям. При этом, обладая косой саженью в плечах и довольно высоким ростом, он вел себя очень беспокойно, постоянно подскакивая, бухаясь на кресло и пихая ногами спинки передних кресел. Жаль, что оно выдержало такие муки. Я понимаю, что выражение радости и восторга у всех людей разные, можно вполне сносно подпевать, даже если при этом ни слуха, на голоса нет, но орать на ухо впереди сидящим, является просто недопустимым хамством. Другие люди тоже люди и пришли СЛУШАТЬ именно группу ПИКНИК, а не восторженные брачные песни Тарзана. Так же я все понимаю, если такое неадекватное поведение спровоцировано употреблением крепких напитков, но если это происходит в трезвом уме и твердой памяти, то… Что тут скажешь…
    Театр приличное заведение и наглый ор с мест, обращенный лично к Эдмунду Мечиславовичу, тоже весьма раздражает. Шклярский и без таких наглых приказов знает, что и как ему делать, когда выходить на сцену. И при этом не стоит так бесноваться и вопить. Пикник все-таки группа, играющая интеллектуально-эстэтический рок, поэтому и поклонники обязаны быть на должном уровне, а так же отдавать себе отчет в своем, порой остающемся желать лучшего, поведении. Перед Шклярским стыдно, господа.
    В остальном, все было прекрасно, не считая моих стертых новыми сапогами ног. Но это уже совсем другая сказка.

    Благодарю группу Пикник: Леонида Кирноса,
    Марата Корчемного и Станислава Шклярского, а так же
    Эдмунда
    Мечиславовича
    Шклярского
    и всех, кто помог в организации данного концерта.

    10.10.2010 Marysia Oczkowska

    Категория: Рецензии на концерты | Добавил: Marysia (12.10.2010) | Автор: Marysia E
    Просмотров: 299 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]